NM (patteran) wrote,
NM
patteran

Categories:

Бессмертный барак

На фото мои прадед и прабабка по материнской линии: Билинский Степан и Мария Сывороткина. Симферополь, год начала первой мировой, день свадьбы через неделю после знакомства, на следующий день он уедет на фронт, а она - под Мариуполь, к его отцу-священнику.

Untitled-2_2

В тот раз всем повезет, он вернется живым и здоровым, оставит военную карьеру навсегда и уедет с семьей в деревню в Винницкой области, ликвидировать безграмотность. Почти 30 лет счастливой совместной жизни, трое детей. Он - преподаватель математики и физики, она - учитель младших классов.

DSC_8477_1

Донос напишет директор их школы. Собираются, значится, на дому, смеются, поют, танцуют и что-то замышляют явно. Не знаю, как выжили остальные, прадед подписал протоколы с признанием в антисоветской подрывной деятельности. Расстрелян в 1937. Старший сын, Анатолий (юноша на фото ниже), уехал из деревни практический сразу, подозрения в избиении директора школы недорасследовались. Выучился в Ленинграде на инженера, как и отец, во время Второй мировой эвакуировал оставшуюся часть семьи из деревни на Урал. Позднее стал замминистом угольной промышленности, так вся семья следом за них оказалась в Донецке. Тогда уехала Мария с дочерью Натальей (моя бабка, девочка на фото ниже) и годовалой внучкой Лёлей (мой матерью). Муж Натальи, мой дед, тоже инженер, пошел на фронт добровольцем, погиб через год. Младший ребенок (малыш на фото), Виктор, во время войны был студентов в Ленинграде, пережил блокаду, со временем тоже приехал в Донецк, до конца жизни был директором коксохимзавода. Наталья на Урале познакомилась с Оскаром, польским инженером, евреем-беженцем из Лодзя, после войны уехала с ним в Польшу, а потом в США.

DSC_8476_1

Родители Степана и Марии были по происхождению русскими, греками, австрийцами и мордвой. В винницкой деревне Ободовка все они и их дети говорили и преподавали на украинском языке. Мать считала себя украинкой. Родители ее отца были украинского и польского происхождения, большую часть жизни она провела на Донбассе.

Те из семьи, кого застала я, были глубоко травмированные люди с маниями преследования, саморазрушения и недоверия к миру. Возможно, в какой-то мере это удалось изжить только к третьему-четвертому поколению, но мои братья (внуки Анатолия и Виктора) последнюю войну встретили в Донецке, о дальнейшей их судьбе я ничего не знаю.

Ніколи знову.
Tags: генеалогия, дорогой дневник, слайды
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments